Сегодня - Понедельник, 21-Май-2018,
время 23:27

-Сейчас на сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0






Приветствую тебя Гость  ,ты входишь в группу "Гости"
GISMETEO: Погода по г. Старая Русса

Проект Земля Страница 9

Вернуться назад

Рассвет осветил минареты и с их высоты раздавались голоса Имамов призывающих к молитве. Гер вошел в город и по пустым еще улицам заспешил навстречу мечте.
Первым делом надо раздобыть эти цветные бумажки, местные деньги, потом переодеться и купить украшений. Гер зашел в первое попавшееся работающее заведение, в пекарню и предложил пекарю самый маленький камень, Гер долго выбирал его роясь в поясной сумке. Пекарь вначале не соглашался, но когда Гер вынул второй камень, выгреб все, что у него было, даже жестяную мелочь и ссыпал на стойку, сверху прикрыв все это пачкой каких то бумаг, в которых он сделал записи. Гер отдал пекарю камни и сгреб деньги в сумку, подумал и сунул туда же бумаги. Вдруг пригодится. Пекарь осторожно, косясь на Гера взял камени и постоянно кланяясь, как то задом вышел за дверь, бормоча что то про удачную сделку и приобретение доходного дела. Оказавшись с наружи он засеменил по улице постоянно озираясь. – Странный какой то, - подумал Гер. В спешке он забыл поесть, а в лавке так вкусно пахло свежим хлебом, что Гер не долго колеблясь взял с полки теплый лаваш и бросил на блюдце у кассы горсть мелочи. Жуя он вышел притворив за собой дверь.
В одежной лавке Гер предложил алмаз в обмен на одежду. Не идти же к любимой в грязном костюме космолетчика, да и бластер стесняет движения, сила тяжести на Земле больше чем на станции. Торговец взял протянутый камень, долго осматривал его и наконец, протянул обратно лепеча что-то про бедность. Но Гер тоже умел торговаться, он мягко, но уверенно отвел обратно руку торговца возвращавшую камень и обведя другой рукой по залу, произнес, внятно и медленно. – Хочу купить, - потрогал ворот комбинезона и вложил в руку лавочника еще один камень. Торгаш почему-то удивился и прижав к груди камни, вынул на стойку пачку бумаг, что то в них написал и как-то боком вышел из лавки закрыв за собой дверь.
 
- Умчик, милый, а что за червяка мы видели?
Сергей проснулся и не обнаружил под собой кровати.
- А как мне было сохранить себя? Вот я и придумал малую подвижную форму.
Сергей висел в воздухе, а под ним Раки целовалась с Алхаром, оседлав его торс.
– Тут становится тесно, - подумал Сергей и вежливо кашлянул, о том чтобы слезть и не наступить на целующихся, не было и речи. Его, правителя Солнечной системы, хоть возможно уже и без Юпитера, загнали под самый потолок и забыли.
- Ой, зайка проснулся, Умчик, милый, сними его оттуда, пока он не упал. – Сергей почувствовал как краснеет. Алхар перенес Раки в сторону и глядя на спускавшегося Сергея произнес. – Долго спишь, правитель.
- Я уже просыпался. – Пробурчал Сергей вставая на ноги.
- Милый, завтракать будешь? Тебе кофе или какао? Сегодня с пончиками. – Руки Милы тянулись к нему и вспыхнувшая обида на слова Алхара и вечные их поцелуи с Раки угасла. Мила зажмурилась и вытянула для поцелуя губы, Сергей встал на ноги и обнял ее, - пусть теперь они завидуют, - подумал он целуя губы девушки.
 
Гер с трудом подобрал себе одежду по размеру и бросив грязный комбинезон в урну с мусором, вышел из лавки. Следующая остановка у ювелира. Лавка ювелира находилась ближе к центру города и переходя перекресток, Гер видел, как пекарь, которого он недавно посетил, что-то оживленно рассказывал группе одинаково одетых людей. Но Геру было не до них, его ждала Шангуль , прекрасная Шангуль , но сперва ему нужен ювелир, женщины так любят обвешивать себя блестяще-звенящей глупостью. В лавке ювелира находился торговец одеждой, перед ним на маленьких весах, в чаше, качался выменянный на одежду камень, а на другую чашу, ювелир пытался пристроить очередную гирьку. Чаша явно не вмещала такое количество гирек и очередная гирька норовила все время выскочить из чаши. Гер молча вывалил на стол ювелира камни из сумки и гирька таки выпала из пирамиды, а из глаза ювелира выпала увеличивающая стекляшка.
- Хочу … - Гер замялся вспоминая как называются украшения которые носят женщины и не вспомнив начал осматривать прилавок в поисках чего-то подходящего. Он заинтересовался нанизанными на нитку блестящими камушками величиной с горошину и вытянул в их направлении руку, но на соседней витрине были украшения не хуже и Гер перевел взглял совместно с рукой в направлении следующей витрины. Но следующая за этой витрина, сверкала тоже не плохими украшениями, вся лавка была по кругу уставлена витринами и они буквально ломились от обилия украшений. Как можно остановить взгляд на чем то одном, да икак определить, какие из них больше понравятся его любимой? Гер обвел рукой лавку, так и не остановив взгляд на чем то конкретном. Хотя, в витрине, за спиной ювелира украшения вроде интереснее, Гер уже вроде как выбрал нечто напоминающее браслет в виде переплетенных змей, как услышал грохот и посмотрел на ювелира. Его за стойкой не было, а из под стойки доносился стон. Гер заглянул под стойку и нашел там тело ювелира, торговец тем временем схватив с чаши весов свой камень, прижал его к груди и забился в угол лавки с тоской в глазах косясь на дверь. Гер в растерянности почесал затылок. На улице тем временем нарастал шум и топот, торговцу надоело сидеть и он сорвавшись с места  выскочил за дверь. В распахнувшуюся дверь, Гер увидел как выскочивший торговец с размаху влетел в группу людей размахивающих дубинками над пекарем и дубинки синхронно опустились уже на торговца. Торговец упал, а в лавку, вбежал вырвавшийся из под дубинок пекарь в порванной одежде и с ссадинами на лице. Увидев Гера, пекарь не выпуская ручку двери с пробуксовкой по полу резко развернулся и выскочил на улицу снова под удары дубинок. Группа с дубинками разделилась на две части, центрами которых были торговец и пекарь. Дверь затворилась, а за стойкой послышался шорох и над столешницей, с кряхтением, показалась голова ювелира. Голова медленно вырастала над стойкой, пока глаза ювелира не поравнялись с кучей камней, на несколько секунд взгляд сосредотачивался на них и медленно начали погружаться назад за стойку. Гер схватил ювелира за шиворот и рывком поставил на ноги.
- Послушайте, мне некогда, я сильно спешу, не могли бы вы уделить мне ваше внимание. – Произнес Гер. Ювелир с мольбой посмотрел на Гера и закатив глаза промямлил что-то про детей. – Мне нужны ... – Гер рукой провел по витринам.
- Берите, - прошептал ювелир, - берите пожалуйста, - на стойке оказалась пачка бумаг и ювелир начал что то в них писать.
- Все? – Не понял Гер отпуская ювелира.
- Все. – Подтвердил ювелир из-под стойки. Геру начала надоедать его игра в прятки и нагнулся к нему он тихо но внятно произнес. - Не хотел бы вас торопить, но мне право некогда, я спешу к женщине. Вы не могли бы выйти.
- Да, да. - Залепетал ювелир выростая над стойкой. - Конечно, конечно. - В его руке пявилась сумка. - Я вас не задержу, - рукой он сгребал в сумку камни, - все ваше, все ваше. Прижимая сумку к груди, ювелир выскочил из-за стойки и выбежал за дверь. Шум на улице, тем временем стих. Странные какие то у них игры, подумал Гер и взяв понравившееся ему украшение со змейками, поспешил к любимой.
 
- Алхар, Раки, - Сергей поставил чашку с какао на стол, - вам наверное пора начать работу.
- Да Сергей, я вот только не совсем понимаю в чем она состоит. – Говоря это Алхар пытался увернуться от пончика который Раки пихала ему в рот.
- Вы представляете мои интересы в Совете, говорите от моего имени, и … постарайтесь их примирить.
- Да, но в чем заключаются ваши интересы?
- Надо выяснить в чем состоял эксперимент, его конечная цель, чего хотят от Земли, от людей, все и каждая раса в отдельности. Так что живите, наслаждайтесь любовью и сообщайте мне обо всем что происходит.
- И всего?
- Это называется дипломатия, кри.
- Да Раки, дипломатия и разведка. Вы в этом сильны, каждый по своему.
- А где мы будем жить. Подожди, Раки, в меня больше не лезет.
- Ну кусни, кри-кри.
- Лопну.
- Светлые и темные оплачивают ваше содержание, а жить вы можете там где вам заблагорассудится.
- А поселитесь на Струссе. – Предложила Мила.
- И то верно, чем плоха система Совета. – Поддержал ее Сергей.
- На том и порешим, - Заключил Алхар, но в этот миг, Раки, с последней произнесенной Алхаром буквой втиснула в его рот пончик и сразу прильнув ему на грудь игриво закатила глазки. Сергей и Мила улыбнулись глядя на раздутые под размер пончика щеки и изумленный взгляд Алхара скосившийся на Раки.
- Умка, давай на Струсс.
- Уже даю, жму на всю железку. Все готовы? Пристегните ремни, идем в подпространство.


- У меня не было выхода. - Ангел выступавший на Совете, теперь стоял приклонив колено перед Творцом, восседавшим на троне. – Совет признал их самостоятельность.
- Что еще решил Совет?
- Совет обязал материалистов, в качестве компенсации за моральный вред, взять представителей Землян на содержание. Светлые отказались от катера в пользу Земли, а Умка признан Механиком.
- Встань Ангел, что делать, видно наша раса в упадке. Может мы себя изжили?
- Нет Творец.
- Как же нет, когда даже ты, наш представитель, проявил нетерпимость, гордыню, даже тебя обуял гнев. Иди и подумай над своим поступком. Мы свернем эксперимент и отзовем наших наблюдателей из заповедника.
- Творец, ты мудр, но позволь возразить тебе.
- В чем?
- Если мы уйдем из заповедника, то Земля погибнет в войнах, процветет рабство, эксплуатация себе подобных, Человечество никогда не сможет достичь высшей мудрости и вымрет как раса.
И тем не менее, нам следует смириться. Нет правды в жизни, как нет и смысла. Ответь мне, разве мы не равны с тобой, так почему ты тут стоишь, преклонив колено? Оставь меня, я размышляю.

 
Гер остановился возле закрытых ворот и нерешительно постучал.
На стук, из ворот вышел мальчуган и вопросительно глядя на Гера, спросил. – Дядя, вам кого?
- Шангуль . – Выдавил из себя дрогнувшим голосом Гер, - где Шангуль ?
- Дома, - произнес мальчуган и повернувшись крикнул во двор, - мама, тут какой-то дядя.
- Сейчас выйду, сынок. – Голос, донесшийся со двора окончательно растревожил душу и Гер, схватив мальчугана на руки, кинулся вместе с ним во двор.
- Ма-ма, - вскричал испуганный ребенок и на этот крик поднялась женщина, до того сидевшая на земле возле кучи барахла. В ее руке мелькнул нож, но взглянув в глаза вошедшего, рука с ножом опустилась а ноги ее подкосились. Гер, не выпуская мальчика, другой рукой подхватил любимую и нежно опустился с ней на землю.
- Шангуль , любовь моя, я вернулся, я больше никогда, слышишь меня, никогда я тебя не оставлю. Я теперь на службе, я на границе, я теперь рядом, всегда рядом. – Шептал он, а ребенок надрывался криком и размазывал по лицу слезы и сопли.
- Прочь от нее, пес шелудивый. Люди, люди, Шангуль  убивают.
Гер обернулся на крик и увидел вооруженного палкой мужчину. Он махал своим оружием, но не решался приблизиться. Гер нежно уложил Шангуль  на землю и выпустил ребенка. Кто этот мужик? Что он делает в ее доме? Чей это сын? Гер перевел взгляд на ребенка, который побежал к незнакомцу утирая слезы.
- Па-а-па, - хныкал малыш и Гер попятился назад. Он посмотрел на любимую, приходившую в сознание и остановился. Как так? Неужели она его забыла? Рука нащупала бластер и палец привычно устроился на спуске. Гнев рвался наружу, а женщина сидя на земле, тянула к нему руки.
- Гер, солнце мое, Гер. Хвала Аллаху, счастье мое, Гер.
Мужчина перестал орать и махать палкой, даже ребенок умолк и тихо размазывал слезы вперемежку с соплями, прижимаясь к ноге мужчины.
- Сколько тебе лет? – Произнес Гер, обращаясь к мальчугану.
- Вот сколько. – Выпалил сквозь плачь ребенок, показывая Геру растопыренные пальцы одной руки.
- Мама, мама, - мимо Гера пробежала девочка в пестром платье и кинулась к Шангуль . Следом за ней вбежали женщины и набросились на Гера, с криками размахивая кулаками. Гер медленно отступал под их напором, пока не уперся спиной в ствол дерева, рука легла на бластер.
- Стойте, Стойте, - Шангуль  прорывалась сквозь кучу галдящих женщин, - Стойте, это мой Гер, Гер, Гер мой вернулся, - Шангуль  кинулась Геру на шею и его руки обняли любимую,  когда их губы сомкнулись, женщины смолкли.
 

Это входит в привычку, размышлял Сергей сидя на кровати, он опять проснулся непонятно где. Но в этот раз, камера имела все необходимое, и кровать, и стол, и унитаз, точнее его местный заменитель но Земного вида, даже раковину и ванну, преобразователь и экран на всю стену в пяти ракурсах. И все это как-то умещалось на шести квадратных метрах, по центру пятистенного помещения без единой перегородки.
- Эй, есть здесь, кто живой, - крикнул Сергей, - где я, где Мила, где все, в конце концов.
- Бегу, бегу, - в комнату из стены вбежала Мила и бросилась к Сергею, - чего кричишь, тебя уже и на пять минут оставить нельзя, ты как дите малое.
- Какие пять минут, я уже – Сергей показал рукой на первый попавшийся предмет, им оказался унитаз, - ванну принял. Один, кстати. – Закончил он, честно глядя ей в глаза и покрываясь румянцем.
- Ах ты бедненький мой, маленький мой, - ворковала Мила прижимая его голову к своей груди, - там тесно и неудобно, слушай ты не поверишь.
- Чему?
- Это не вероятно.
- Поверю, поверю, я уже всему поверю.
- Тогда не удивляйся.
- Да, мне порой кажется что удивить меня уже невозможно.
- Умка влюбился и женится, она такая хорошенькая.
- Кто-о-о? – Его ноги ослабли и чтоб устоять на ногах Сергей обнял милу. – Умка? – Приступ смеха душил и рвался наружу.
- Тише ты, какой тяжелый, раздавишь, ну стой же ты, након-нец. Сейчас брошу.
- Брось и застрели. Мир сошел с ума. Умка женится.
- Ну не совсем, как бы женится, у них тут немного по другому.
- "Тут", извините, это где.
- Ну, тут. Не знаю. Только тут времени нет. Тут время другое.
- Ага. Ясно. А где Алхар и Раки?
- Полетели на Струсс. А нас попросили помочь с приготовлениями на свадьбу, ну у них, это объединение, слияние, что ли. А Умка всем рассказал про то как это делают у нас, на Земле, и всем понравилось, и все решили делать свадьбу. Вот. Мы, свидетели.
- А почему не родители?
- Родителей привезут Алхар и Раки.
- То есть?
- Ну, понимаешь, создали Умку, Светлые, а придумали, как раз Темные. Понимаешь.
- Да. Здорово. И кто из них мама?
- Мама? Не знаю, - Мила задумалась, - пусть сами решают.
- Ага, запереть их в такой комнате, - Сергей обвел комнату рукой, - и сутками крутить порнушку, во весь экран. Как думаешь, за пару суток определятся кто мама а кто папа? 
- Фу, пошляк.
- Я не пошлый, я злой.
- А что тебя злит?
- А ты догадайся.
- Ну ладно, хватит. Пойдем лучше поздравим молодых.
- Пойдем? Куда? – Но Мила уже тянула его за руку в стену.


С другой стороны стены находилась маленькая, квадратная комната, два на два метра, одна стена которой представляла из себя нечто напоминающее аквариумное стекло, за которым тягучая масса, сине-фиолетового цвета, переливалась многообразием оттенков индиго.
- Умчик, мы пришли.
- Привет соня. – Из стены вынырнуло, нет, скорее вытекло, улыбающееся лицо, естественно синее. – Узнаешь меня?
- Привет. – Рядом образовалось другое личико, более утонченное, более синее, но явно женское.
- Привет. - Автоматически ответил Сергей.
- Мила, я же предлагал угостить его продуктом жизнедеятельности земных микроорганизмов.
- Чем? – Спросил Сергей.
- Их фекалиями, от которых вы часто смеетесь, всех любите и дарите чужие планеты.
- Какие планеты? – Спросил Сергей краснея.
- Милый, не переживай, Раки об этом вспомнила с трудом и не настаивает на обладании Сатурном, даже со всеми его спутниками.
- Почему? – Обиженно удивился Сергей.
- Я раньше не говорил, – вмешался Умка, - но у Раки уже есть планета, зачем ей еще одна.
- Слушай, Умчик, - сменил тему Сергей, - представь меня своей даме.
- Ой, простите. Сергей, познакомься, это … - Умка замешкался и посмотрел на подружку, - а как мы тебя назовем?
- Лала. – проворковало личико.
- Это Лала, Лала, познакомься, это Сергей.
- Мне очень приятно. – Проворковала Лала.
- Умка, ты меня поразил, я рад за вас. Счастья вам Лала.
- Спасибо, вам тоже.
- Ну и когда свадьба?
- Как только прибудут родители.
- Умка, а вы их тоже поселите в такую как у нас комнату?
- Да, а что.
- Обоих?
- Что то не так?
- А визор между нашими комнатами работает?
- Да. – Умка сбитый с толку не мог понять причину вопросов Сергея. – Что то не так?
- Я буду им часто звонить после каждого приема пищи.
- Зачем? – Теперь и Мила смотрела на Сергея с непониманием.
- Хочу застать этих напыщенных гусей на унитазе.
- Зачем? – Лала тоже заинтересовалась причиной.
- Интересно посмотреть как один пыжится, а другой танцует в очереди.
- ???????
- Ладно, проехали.
- Но мы не движемся. – Лала слегка зависала.
- Лала. Я знаю их уже давно, - в голосе Умки звучали нежные нотки, - но признаюсь что так и не научился определять когда они шутят, а когда, применяют иносказательные обороты.
- Как это. – программа Лалы не была готова к таким оборотам, мыслительный процесс занимал слишком много места и постепенно вытеснял из оперативной памяти другую информацию и программы. В число удаляемых, очевидно попала и программа речи. Голос Лалы стал какой-то металлический, резкий.
- Лала, я тебе это, потом, объясню. – в голосе Умки, чувствовалось беспокойство.
- Лалочка, милая, не слушай ты его, он дурак. – говоря это, Мила впилась ногтями в бок Сергея.
- Прра-ав да-а??? – Металлический голос Лалы слегка дергался.
- Правда, правда, - лицо Сергея перекосилось, - ой правда, Ой, Зайка, правда и больно, и совсем я не дурак, ну так, немножко.
- Хорошо, немножко дурачек, пусть будет так.
- Вы хотите поговорить об этом? – В голосе Лалы звучало участие.
- Нет, Лала, не хочу. – как-то сразу посерьезнел Сергей.
- Это они шутят. – пояснил Умка.
- Да?
- Да, Лала, мы шутим. – Подтвердила Мила.
- Сергей, и вы тоже?
- А я, всегда.
- Значит вам нельзя верить?
- Лала, ты просто нас не знаешь. – Вмешалась Мила. – А вы много пригласили гостей.
- Мы как рас хотели у вас уточнить, а сколько гостей надо приглашать.
- Слушай Умка, вот ты женишься, - Сергей обратился к Умке, - а как же катер?
- Сергей, катер для нас, это как для вас скелет. Это то, на чем держится мясо. Только мы нашим мясом думаем, а скелеты меняем.
- А мозгами?
- Приглашать надо самых близких, они как бы свидетельствуют что вы теперь одно целое.
- Наши мозги и есть наше мясо. Мы другие.
- Вы с Сергеем, тоже одно целое?
- Умка, а мы можем поговорить отдельно.
- Нет, к сожалению.
- Милый, вы потом поговорите о своих глупостях, сейчас надо помочь ребятам подготовиться к свадьбе.
- Нет, ну если это глупости, то, я, в замешательстве.
- Это иносказательно?
- Лала, не обращай на них внимания, они часто чушь мелют.
- Чушь мелют?
- Сколько вы приглашаете гостей?
- А близкие, это кто.
- Родители, родственники, друзья.
- Подруги, у тебя есть подруги.
- Не знаю.
- А кроме этого, еще есть помещения для встреч? Где будет свадьба?
- Думаем делать ее на Аскоте. Эту планету специально создали для постоянного присутствия Механиков в Мирах.
- Справлять. – задумчиво вставила Мила.
- Что? – переспросил Сергей.
- Справлять. Свадьбы справляют.
- А-а.
- Будем, справлять. – поправился Умка.
Странно, а я почему-то думал что их играют. – пробормотал Сергей.


Позже, когда все гости разошлись, Рамсан, сводный брат Шангуль , увел сына на свою половину, мальчик хотел спать. Рамсан весь вечер сидел понуро и все время молчал, он не мог ответить сыну на его вопрос, "папа а кто этот дядя?".
Когда во время родов умерла его жена, он остался один на один с грудным ребенком на руках и долгами за лечение. Дом, власти отобрали за долги, а тут, родственники предложили удобный вариант. Шангуль , его сводная сестра, одна воспитывала дочь от чужестранца. Он исчез куда-то, бросив ее одну, с ребенком в утробе и несколько лет от него не было вестей. Рамсан колебался не долго, его эта партия устраивала. Шангуль  же и слышать не хотела ни о каком союзе, но свахи плотно взялись за дело и пять лет для всех они были семья. Шангуль  выдвинула одно условие, которое Рамсан ни разу не нарушал. А теперь опять объявился этот чужестранец, и что будет дальше, и куда теперь идти, что скажут соседи?  Что он скажет сыну?

 
Весть о том что Механики женятся, облетела миры и вызвала бурную реакцию их обитателей. В мирах это был первый случай, когда два разных вида хоть и одной расы, решили объединиться, на каком-то, как выразился Умка, "ином уровне", этот момент заинтриговал всех от мала до велика. Обитатели миров, разделились на две группы, первая из которых не приняла этот союз, они нашли в нем угрозу устоявшемуся укладу жизни, жизни миров, да и в самих мирах тоже. Вторая же часть напротив, увидела в этом союзе прогрессию развития сообщества, ее новый виток в деле объединения миров и стирания граней между расами. 
Надо отметить, что и те и другие, безусловно, были и правы и не правы одновременно, но самые жаркие споры, шли вокруг какой-то старой легенды, настолько старой, что никто уже и не помнил оригинального ее звучания, а параллельно обсуждали с десяток ее версий. Всех мучил вопрос, а что если на этом "ином уровне" возможны соединения не только разных видов, но и разных рас, и как это в одно целое. А что из этого получится? Не будет ли это опасно? Как бы то ни было, а миры больше не делились ни на расы, ни на виды, они делились на защитников и противников союза механиков. Мир изменился, но как всегда, все самые значительные события, остаются для их участников не замеченными.
Поздравления и угрозы шли нескончаемым потоком и Механики освободили молодоженов от разбора почты и встреч с корреспондентами им предоставили полную свободу в подготовке и проведению свадьбы.
По распоряжению Милы, механики создали максимальной величины зал, где разместили столы для гостей, а комнату где земляне общались с Умкой и Лалой, приспособили для проведения самого торжества.
Изначально планировалось лишь маленькое торжество местного характера, но по мере приближения к часу икс, желающих присутствовать на нем лично, становилось все больше и больше. К залу, пришлось пристроить комнаты для отдыха прибывающих гостей, а торжественную часть перенести в отдельное помещение. Гости все время прибывали, а комнаты и залы росли и множились, пока не заполнили все пространство планеты от ядра до максимально возможной высоты надстроек. Тогда то механики и поставили запрет на посещение планеты, первый рас за всю историю планеты, на ее орбите был установлен пограничный терминал.
Не смотря на запрет посещения планеты, гости, как из числа сторонников, так и из числа противников (им очень хотелось своими глазами увидеть провал свадьбы и поприсутствовать при этом), выходя из подпространства, сталкивались друг с другом. Поэтому Советом было принято решение о смещении параллелей и обустройстве орбиты планеты, даже заседания Совета не привлекали такой интерес и ажиотаж. Смещение позволило на порядок увеличить посещаемость, но и эти места были очень быстро заняты.
В ожидании часа проведения церемонии, орбиту планеты заполнили всевозможные корабли и лодки, катера и яхты тех, кто не успел занять более престижное место где-нибудь на самой планете.
Для удобства и получения эффекта присутствия, столы в залах и кораблях на орбите, шли от стенового экрана и были как бы продолжением главного стола, во главе которого и должны будут находиться молодожены. Сами же столы накрывались всевозможными яствами и снабжались разнообразными напитками. Как только молекулятор, с которым колдовала Мила, производил какое либо блюдо, в других залах его тотчас же воспроизводили другие молекуляторы, а сам его "рецепт", код блюда,  передавался на орбиту и воспроизводился всеми желающими.
Как и положено гуляли трое суток. Нет, если бы, гуляли где ни будь на Земле, то Сергей бы наверняка хоть что ни будь да вспомнил, а тут… ну что тут вспомнишь? Первые трое суток пронеслись как один день, очередь на тост во здравие молодых, быстро иссякла, за главным столом про нее быстро забыли, в прочем как и про тех кто не за этим столом, а за другими столами …. Хотя чего греха таить, за другими столами тоже забыли про то, по какому поводу все собрались, а продукты жизнедеятельности микроорганизмов и химической реакции, извините, увлекся, вы ведь прекрасно знаете такие изобретения человечества как вино, эль, водка, джин, ром и прочее. Знаете? А вот теперь представьте, что все это изобилие вам нужно попробовать, ага, да еще и в первый раз. Не мудрено, что многие, особенно с непривычки, многое попробовать, особенно в первые три дня, просто не смогли. Спирт, как первоосновной, или основополагающий продукт здравницы, далеко не все могут пить неразбавленным, а запивать его другим спиртосодержащим продуктом, по причине его крепости и духоперехватывающих свойств, два, или скажем три тоста подряд, значит не слышать не только четвертый тост, но и вообще открыть для себя новую пространственно временную точку сознания, при полном отсутствии не только самого сознания, но и возможности найти эту точку. 
Потом гуляли на катере, потом на катерах и лодках, судах и прочем что теснилось на орбите. Потом… пить больше не лезло, да от одной только мысли о спиртном выворачивало на изнанку, а на нормальной свадьбе, без спиртного, ну не может быть свадьбы без спиртного. А свадьба, надо заметить, с самого начала была не нормальной, вот и гуляли по трое суток, каждый раз но много рас. А так как думать было больно и тяжко, все воспоминания категорически откладывались на неопределенное время. Увидев по визору первые отчеты первого часа свадьбы, каждый представитель, не важно уже к какой расе он принадлежал до этого, хотел испытать и опробовать то, что у нас называют "гулянье". В результате к концу второго дня, все репортажи о свадьбе прекратились, в виду отсутствия возможности у репортеров "репортировать", а у тех, для кого они "репортировали", возможности эти репортажи не только осознавать, но и смотреть. Проще говоря, миров, как таковых, в мирах уже не осталось. Была СВАДЬБА. Было всеобщее гуляние со всей его бесшабашностью и веселым задором. 
Что же касается виновников торжества, молодоженов, то про них все просто забыли где то через неделю. Споры о возможном соития двух несовместимых рас конечно продолжались, только про какие именно расы шла речь, по сути было уже не важно. Дурной пример заразителен и экспериментировать уже стало нормой. Демоны, Джины, Ангелы, Энергетики, Механники, забыв о различиях были одной расой, одним сообществом в котором нет ни правительства ни законов, ни распрей. Материалисты, Теники, Статики, Призраки, Некроплисы и Сфероиды, лихо отплясывали, пели и пили. Нет, можно было бы конечно посмотреть отчеты о свадьбе по визору, но последний сохранившийся отчет говорил о начале торжества и пояснял технику пития на брудершафт. Были конечно и споры и драки, но только в начале, а вот обиженных, злых и ненавидящих не было, таких быстро упаивали и примиряли брудершафтами. Так что на вражду, у них сил не оставалось, зато сколько просыпалось любви и уважения к оппоненту …
Сергей и Мила были из России, вследствие, чего отсутствие телевизионного вещания в такой день, лично их совсем не удивляло. Тем более что последний кадр висел на всех экранах в режиме стоп-кадра достаточно долго, о чем свидетельствует последний отчет. На нем Сергей пил на "брудершафт" с работницами студий вещания из стаканов напоминающих пол-литровые банки мутную жидкость не определенного цвета местного производства, а так как после первой не закусывают… в общем закусок осталось много. Правда иные блюда были заняты, и если бы нашелся желающий отведать, скажем, салата, к примеру, из того тазика где спал калачиком Алхар, ему бы пришлось сначала вынуть из тазика Алхара, что было бы явной ошибкой. Алхар мог проснуться не полностью и не понять причины беспокойства. Нечто подобное очевидно и произошло с представителями Темных и Светлых сил. Два бравых генерала уснули прямо во время дуэли на импровизированных шпагах, они и спали теперь "домиком" в позиции "не упал", крепко сцепившись в незаконченном "брудершафте" (и кто их этому научил?). Шпаги им заменили ножки стула, его останки валялись у разбитого молекулятора, из которого, в прочем, торчали ноги в ботинках. Сергей, по покрою этих ботинок, попытался было определить к каким силам принадлежит их обладатель, к темным или к светлым, но мешала головная боль и отсутствие трезвых мозговых клеток. Раки спала на стуле, но как живописно …, так может спать только сильная женщина. Тело, спиной лежало на сидении, а голова находилась под прямым углом к туловищу, и опиралось о спинку стула, ноги, коленями, стояли на полу, а тазик салата укрытый на манер шатра ее локонами мерно вздымался и опускался на ее груди, в такт ее дыхания. Богатырский храп, который издавало тело под ее стулом, принадлежал похоже представителю расы демонов, или джинов и перекликался с бормотанием и стонами Милы. Голова Милы лежала на животе Сергея, а вот голова Сергея, она тоже лежала, и тоже на животе, только на чьем именно, в этот момент определять не хотелось. Закрыв глаза, Сергея подхватил и закрутил вихрь, завертел, и куда-то понес, он попытался их снова открыть, но уснул.

Пробудила боль в голове и осознание жестокой жажды. Раки ходила по кругу согнувшись и кряхтя, пытаясь размять поясницу отдувая с лица волосы. Алхар сидел возле перевернутого тазика с салатом и наблюдал изкоса за Раки соскребая со своего лица салат, нюхал его и с удивлением пробовал на вкус, как бы стараясь понять предназначение своего ложа. Генералы снова решали свой спор, но уже со скрещенными стаканами в руках и сидя за столом, все-таки генералы стойкие ребята, теперь их интересовало кто из них кого уважает больше. На экране по прежнему висел тот же кадр пития на брудершафт, а из разбитого молекулятора торчали босые ноги призрака, ботинки лежали рядом, с останками разбитого стула. Сергей попытался встать с пола, но смог подняться только на четвереньки и преодолев по окружности несколько метров, сильно устал, потому прилег на то же место положив под голову ладошки. Вопрос "где я" мучил его не долго. Какая разница, главное жив.


Вернуться назад