Сегодня - Пятница, 17-Авг-2018,
время 14:09

-Сейчас на сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0






Приветствую тебя Гость  ,ты входишь в группу "Гости"
GISMETEO: Погода по г. Старая Русса

Проект Земля Страница 2


Стемнело. Выйдя на крышу, они стояли одни под пасмурным небом. Огни города освещали сумерки и легкий, прохладный ветерок теребил полы халатов. Катера на месте не было и Мила зябла.
- Ну, и что дальше. Не сезон для романтики и ветер прохладный.
- Он был здесь. – Сергей показывал на пустое место, в интонации промелькнула обида. – А обещал ждать.
- Пойдем, дома теплее.
- Ну, вот и верь после этого, живым глазам. – Сергей повернулся к Миле и обнял за плечи, пытаясь поймать ее взгляд. – Э-эй, эй, ты где?
– Мила смотрела мимо него, широко раскрыв глаза и открыв рот. Повернувшись, Сергей увидел яйцо катера с опущенным трапиком. Глаз торчал в проеме.
- Добрый вечер господа, милости просим, Сергей представь меня даме.
- Ты где прятался? – Сергей тащил Милу на трап, она, автоматически переставляя ноги, зачарованно шла за ним и вдруг завизжала. Глаз исчез.
- Тише, тише Зайка, ты чего?
- Он. – Смогла выдавить из себя Мила. – Живой.
- Живой, живой, идем скорее, пока соседи милицию не вызвали.
Едва они вошли внутрь, трапик втек, закрыв собой дверь.
- Активируй визуальную защиту.
- Я страшный? – Глаз выглянул из-за кресла пилота, Мила бледная стояла, прижавшись к переборке, а Сергей в растерянности стоял между ними. Взгляд Милы выражал ужас, бледные губы отвисли и дрожали, а руки шарили по переборке в слабой надежде, за что ни будь уцепиться.
- Слушай, ты можешь дать ей какое ни будь успокоительное?
- Я страшный. – Глаз исчез за спинкой.
- Да нет, ты не страшный, ты просто необычный.
- Она меня боится, я необычный. Необычный, значит страшный?
- Нет, не обязательно, это просто паника, так есть какое  успокоительное? – Сергей подошел к Миле и обнял ее, девушка обмякла в объятиях и успокоилась, ее тело дрожало.
- Необычный, значит страшный? – Настаивал из-за спинки кресла Глаз.
- Необычный, это значит, не похожий на других, обычных.
- Не похожий на обычных, значит страшный, значит урод? – Глаз ударился в логические умозаключения.
- Ну что ты заладил, урод, урод.
- Я. Урод. -  Заключил Глаза и голос его поник.
- Он умный? - Спросила Мила успокоившись.
- Я? Умный. Я урод. Я умный урод. 
- И смешной.
- Я урод, я смешной урод, она меня боится.
- Он хороший, не бой его. – Успокаивал Сергей Милу.
- А я и не боюсь, а можно я его поглажу?
- Можно, а еще налей ему в миску молочка и покажи куда гадить.
- А куда он гадит? 
- Ну, все, хватит. – Глаз выплыл из-за спинки. - Я не урод, я не гажу и не ем, тем более из миски.
- Какой милый. Я его поглажу. – Мила нерешительно пошла в сторону Глаза с вытянутой рукой. Глаз с криком «я умный, я живой» метнулся мимо нее и втек в переборку зала.
- Все зайка, оставь его в покое, пусть успокоится, пойдем, сядем. – Сергей увлек Милу за собой и показал на кресло с интересом всматриваясь в место куда втек глаз. – Садись.
Мила устроилась в пилотском кресле и по-хозяйски положила руки на подлокотники.
- Как в самолете, а спинка откидывается? – С этими словами она откинулась назад, задрав вверх подлокотники кресла. Перегрузка снова навалилась на Сергея и вжала его в пол, он просто растекался по нему.


Аромат свежего кофе щекотал ноздри, но просыпаться не хотелось, и Сергей лежал с закрытыми глазами, сквозь дрему он слышал чье-то бормотание. Где он и что с ним в данный момент его как-то не заботило, даже наоборот, состояние блаженства вызывало необъяснимая легкость в теле. Ощущение полета, кайф. Правда, в желудке все скрутило от голода, да еще этот назойливый запах свежего кофе. Пора вставать. Сергей открыл глаза и, сразу зарыл вжав голову в плечи. Это был не сон? Или он еще спит. И правда спит. Щас проснется и все нормально. Сергей снова открыл глаза и закрыл. Так, спокойно. Похоже он на катере, значит он не дома. но какое кофе на катере? И кто там бормочет? Иногда ровный гул бормотания прерывал смех, не громкий, приглушенный, но разный, как будто смеялись разные люди. Мысли набрали обороты и теперь проносились в голове со скоростью звука. Так, если он дома, то откуда эти стены, а если он на катере, то откуда кофе. Правильно, он на катере, значит, катер не снился и теперь катер дома, нет, не войдет, даже в зале не поместишь. Значит он дома, а стены… так, нет, еще рас, сначала. Так, он на катере, это факт, но почему кофе, так кофе принесла Мила, а катер? Катер на крыше. Ну вот, теперь все правильно. Мила кому-то разболтала, и у нас гости, что ж, будут проблемы и катер отберут, а жалко, эх Мила.
Мила. - Сразу, как-то стало спокойнее, и голод проявился с прежней силой. Черт с ним, проблемы решим по мере поступления.
- А можно и мне кофе. - громко произнес Сергей.
Голоса сразу стихли и, по шорканью ног Сергей определил, что к нему, кто-то приближается. Он открыл глаза. Из командного отсека к нему спешила Мила с чашкой кофе в руке, Глаз восседал на ее плече, и похоже ему это нравилось. Сам же Сергей лежал в зале, а как еще назвать большую комнату? Судя по высоте на столе. Стол в зале? Раньше не было, Сергей повернулся, что бы посмотреть, на стол и замер, не рискуя пошевелиться. Стола нет, ничего нет. Он в воздухе, висит, нет лежит, ну, в общем, как-то так.
- Заинька проснулся, на пока мой кофе, будешь? – Мила протягивала чашку. - На тебя, Зайка прости, не делали, ты спал. Попей пока мой, а мы сейчас сделаем кофе и булочки, хочешь булочку? С маком, хочешь.
Сергей взял чашку и она показалась ему немного странной, скрывая дрожь в руках он хлебнул кофе, кофе тоже было с каким-то непонятным привкусом.
- Как понять сделаем, ты печешь? – Сергей не слышал запаха выпечки и поэтому усомнился.
- Нет, делаю, с Умкой, в ре-ге-ре-раторе. - с трудом выговорила Мила.
- С ке-ем? Где-е?
- Со мной. С умным компьютером, сокращенно с Умкой.
- Это я его так прозвала, правда здорово, а? Как самочувствие, голова не болит? - нежная ладонь легла на лоб. - Заинька, а ты соня, нельзя так долго спать, пора вставать.
- Это не долго. Период регенерации бывает и дольше, - Глаз-Умка осматривал тело Сергея, - все зависит от силы духа и крепости организма.
- Так, значит, сила духа у меня есть, это уже хорошо ― заключил Сергей, - а это долго-недолго, сколько в часах будет?
- В сутках, Заинька.
- В сутках? В каких сутках?
- В земных. Скоро трое суток, я скучала. Когда я проснулась, знаешь, ты был такой ... плоский ... и...
- Какой?
- Ну, плоский, тебя немножко раздавило и Умка тебя ре-ге-ре-ри-ро-вал. Вот.
Сергей вспомнил, как Мила села в кресло и дернула рычаги управления.
- А меня спасло кресло, и Умка меня быстро вылечил. Ты как, все в порядке? Нигде не болит?
Сергей почувствовал тяжесть в ногах.
- Не болит. Как плоский, то-есть насколько? – Он осматривал себя.
- Ну не важно ты не волнуйся, пей кофе, а мы с Умкой что ни будь изобретем, по земным мерка сейчас ночь, что ты хочешь на ужин, Зайка?
- Сергей, тебе лучше пока полежать, ты еще не окреп.
- Да, заинька, ты пока, полежи, а я тебе все расскажу и приготовлю поесть. Ты есть хочешь? Ложись. – Болтая, Мила тихонько укладывала Сергея на что-то плотное в воздухе, Сергей осматривался и не решался довериться пустоте. Умный компьютер с новым именем, слетел с плеча Милы и висел у него над головой. Из переборок выросли руки и, подняв тело Сергея, уложили на выросшую из пола кровать с мягким матрасом, но без простыней и подушки. От куда взялась кровать, наверно и правда не полностью поправился.
- Умка сказал, что ты будешь как новый, я тебя увидела, а ты весь такой плоский, одежда висит, лицо широкое, фу, жуть.
- Как я уже говорил, Мила сделала открытие в области перелетов, раньше считалось, что перелет сквозь воронку, образующуюся в облаке космической пыли, для живых организмов невозможен, теперь ясно, что возможен, только необходим разбег, равный 18 в степени Q увеличенный на среднюю величину ZX, где X, сила трения ….
- Стоп. Хватит. Я верю.
- Чему? – Нареченный Умка вытаращил свой глаз на Сергея и явно слегка подзавис.
- Про увеличение, ну и про открытие, про открытие даже больше.
- Умчик, мы ему потом расскажем, он еще не в себе.
- А в ком? – Умка с удивлением посмотрел на Сергея.
- Он еще не полностью поправился.
- Но по показаниям ….
- Твои приборы не рассчитаны на нас, ты сам говорил.
- Я их перестроил. – Последняя фраза была произнесена с такой наивной обидой, что Сергей улыбнулся, а Мила засмеялись, Умка обиженно молчал.
- Умчик, помоги мне, я тут слегка запуталась. Мак получается какой-то крупный и зеленый. – Мила колдовала с прибором, напоминающим некий гибрид, между микроволновой печью и музыкальным центром снабженный клавиатурой.
- Зайка, ты знаешь, Умка настоящий волшебник. Он модернизировал молекулятор, и теперь он пахнет.
- Чем пахнет? Какой молекулятор?
- Ну, это такой аппарат, зайка, на нем можно сделать все что хочешь, можно даже тарелку с налитым в ней горячим супом, здорово, правда, а потом ставишь в него остатки еды и делаешь из них еще, что ни будь. Обалдеть.
- И теперь он пахнет?
- Кто?
- Ну, этот, мулекулятор?
- Зачем ему пахнуть?
- Ну я не знаю, ты ставишь в него отходы… ты сама говорила.
- Я говорила? Зайка, чем ты слушал? Я говорила про молекулятор, а он расщепляет пищу на атомы и кислоты, и составляет из них молекулы из которых и собирает что то вкусное, а теперь еще и с запахом.
- Ага, и посуду мыть не надо. – Сергей говорил машинально, пытаясь осмыслить услышанное.
- Я просто добавил модуль молекулятора и дополнил его седо памяти базой аромоматрицы восстановленной из памяти Милы.
- Вот и я говорю, волшебник. Милый, ты не представляешь, что я ела, пока ты спал. Безвкусная масса каких-то белковых аминых кислот, похожая больше на кучу, ну в общем невкусно, фу, и вспоминать не приятно.
Сергей снова встал и направился в командный отсек, ему никто не мешал.
- Слушай Умка, а можно дать обзор.
Отсек стал прозрачен, и Сергей схватился за кресло пилота. Еще бы, ведь он стоял, в чем вышел из ванной и босяком, в открытом космосе. А там, в густой черноте светились и мигали цветные звезды. Под ногами же плыл огромный искореженный корпус чего-то былого, огромного, внеземного происхождения.
- Умка, а что это под нами.
- То, что осталось от крейсера, частью которого я когда-то был.
- Кто его так. - Сергей с интересом разглядывал огромный кусок искореженного металла.
- Пираты.
- Зайка, там еще две громадины плавают, впечатляет, правда.
- Может там, кто ни будь есть, и смотрит на нас? – Сергей прикрыл рукой место ниже живота.
- Умка зондировал и никого не обнаружил. Он вообще такой интересный, так много всего знает и молчит.
- Да, в сравнении с тобой, он у нас жуткий молчун. А давайте посмотрим на это по ближе.
- Ближе нельзя, много обломков и можем повредить корпус катера.
- Умка, а скажи-ка брат, в твоем хозяйстве, есть, что ни будь, такое что можно одеть. Ну, там скафандры, какие? Или еще что-нибудь, в чем можно выйти наружу?
- Есть …
- Нет, ничего нет. – Мила смотрела в глаза Сергея, с материнским испугом и ему стало жалко этого любящего его всем своим существом, по сути, еще, ребенка.
- … ранцевые костюмы, жесткие и легкие. – Продолжал свой диалог Умка, не чувствуя подвоха.
Ну, есть и правильно. – Сергей делал вид, что не замечает испуганных глаз, а сам обнял Милу и прижался к ее щеке. Даже если бы он знал заранее, что вновь резко и уже бесповоротно перевернет их жизнь. Даже если бы он предполагал, какой опасности подвергнет и свою, и ее жизнь. Смог ли бы он удержаться и не сделать рокового шага? Вряд ли, такова уж сущность мужская. А не за эту ли рисковую беспечность и любят их женщины?

- А что с ним произошло?
- Давайте ужинать, Умка, делай стены и не включай их больше, и поставь стол, и помоги мне накрыть.
Космос сменили стены с обоями, а кровать преобразовалась в массивный обеденный стол с двумя стульями с высокими спинками.
- Правильно? Я прочел это в твоей голове. – Спросил Милу Умка.
- Правильно, помоги мне накрыть.
Мила доставала из недр молекулятора тарелки с горячим супом, миску пирожков и кофейник ароматного кофе с чашками, а Умка ставил их на стол с помощью рук-манипуляторов. Сергей с интересом наблюдал за точными движениями рук манипуляторов выраставших, а по-другому этого не назвать, из переборок, куда они и втягивались, после того как совершали определенную операцию.
Видя, что Мила идет к столу, Сергей проявил галантность и отодвинул от стола стул, приглашая поклоном головы ее сесть. Мила смутилась на предложенный стул и садясь, слегка оттопырила пальцами подол халата, как будто на ней вечернее платье. Умка поставил на стол горящие свечи и притушил общий свет, создавая интимную обстановку.
- Зайка, я еще не все умею делать, но в следующий рас попробую подобрать что то мясное. С ним так интересно, делаешь мясо, а получается тесто с банановым вкусом. Как суп, вкусный?
- Да, а с чем он?
- Хотела с грибами.
 

- Гер, - пилот вошел в трюм и с интересом осмотрелся.
- Чего тебе, - капитан пиратского фрегата переписывал захваченные трофеи.
- Гер, надо убираться, светлые скоро очухаются и вышлют команду, а те наверняка будут злые, и нам лучше быть в это время подальше.
- Ну и? – капитан поднял на него недовольный взгляд.
- Надо, валить от сюда. – Пилот нерешительно пожал плечами.
- Ну, так и вали, отсюда. – Капитан вернулся к своему занятию.
- Куда валить, Гер. Нужны координаты?
- Координаты говоришь, а их нет. Найди местечко, где можно отлежаться, а там видно будет. Давай.
- На базу не идем?
Капитан покосился на пилота и взгляд его не предвещал ничего хорошего. - Ты хочешь сказать, что я ошибся в пилоте?
- Я хочу сказать, что мы спрячемся в хвосте кометы. – Нашелся пилот, пятясь назад. – Ее курс проходит в нейтральной зоне и …
- Давай, спрячь нас на время, - когда штурман ушел, капитан обратился к казначею - Веир, заканчивай тут без меня, пойду на пост управления.


Сергей встал с кровати и на цыпочках вышел в прихожую. Мила спала, а Умка, молча и с интересом наблюдал за ним. Выйдя из зала, Сергей поманил его и шепотом сказал.
- Иди сюда и закрой переборку, пусть спит. – Переборка срослась и в коридоре включилась подсветка. – Что ты говорил про ранцевые костюмы?
С права открылась другая переборка, за которой оказалась комната с выпирающими округлыми шкафчиками. Раньше Сергей про нее даже не догадывался и теперь с интересом разглядывал. Интересно сколько еще тайн таит в себе катер. Напротив шкафчиков в комнате стоял стеллаж, или то, что его напоминало. На стеллаже, в специальных нишах лежали предметы, назначение которых определить было трудно. Сергей вопросительно посмотрел на Умку, Умка молчал, он вообще не проронил ни слова, с того момента как Сергей покинул кровать и этот факт настораживал. К молчаливому Умке Сергей еще не привык.
- Что это, для чего?
- Вопрос не точен.
- Хорошо, для каких целей служат эти предметы?
- Для разных.
- Ну, например этот.
Сергей взял со стеллажа нечто напоминавшее короткоствольное ружье с изогнутым прикладом.
- Своеобразный сварорежущий аппарат. Не так, переверни.
- А это. – Рука легла на серповидный предмет с двумя лезвиями.
- Может, загрузим обучающую программу?
- Чего загрузим?
- Как с управлением, помнишь.
- Прямо здесь?
- Можно здесь.
- Давай.
Его тело обвили руки манипуляторы, и Сергей почувствовал что засыпает. Приходя в сознание, он ощутил, что стоит на ногах, и к удивлению знает, для чего нужен серп, да и все остальное оборудование, узнав, он, почему-то потерял ко всему интерес и уверенно открыл шкафчик со скафандром.
Костюм облегал тело, хотя со стороны, наверное, выглядел неуклюже. Не сковывая движения, громоздкий ранец, ладно висел за спиной, напоминая горб, а округлый, прозрачный шлем не скрывал обзор.
- Думаю Мила, будет ругаться. – Произнес Умка задумчиво.
- Не думай, морщины появятся. Выпускай меня.
- Какие морщины, где?
- Интересный вопрос. Ладно, давай открывай.
Переборка открылась и Сергей стоял на краю бездны руками вцепившись в проем, перед ним черный вакуум. Обломок крейсера выплывал из глубин, закрывая пестрящий звездами космос. 

Для такой посудины, назвать место, откуда велось управление, постом управления, у всякого нормального и язык не повернется. Под слоем грязи едва угадывался половое покрытие. Частично работающая аппаратура скрывалась под слоем пыли и мусора, но команду сей факт, мало интересовал, чистота на пиратском фрегате была не в почете. Механик Шон, в промасленном комбинезоне, проигрывал новичку в пиратском деле, а потому самому чисто одетому штурману Рему в кости. На вошедшего капитана игроки не посмотрели, но явно проявили интерес.
- Могу поздравить, улов так себе, не густо, - Гер в сердцах пнул ногой пустую банку, - кассу не нашли, вахтенный журнал и карты, тоже. В общем, добычи едва хватит покрыть расходы.
- Девчонок много? – Рем робко прощупывал настроение капитана.
- Тридцать две. – Гер занял любимое кресло.
- А мальчиков? – Вступил в разговор Шон.
- Ровно семьдесят. – Капитан занятый своими мыслями не заметил подвоха.
- Красивые? – Шон кинул кости.
- Кому как. - Гер повернулся к механику, - а давно тебя мальчики то интересуют.
- Меня вообще-то интересуют деньги. Что еще интересного?
- Хлама полный трюм, Веир там колдует. Но ничего ценного.
- Может, вернемся и еще раз поищем. Кассу в карман не спрячешь. – Шон в упор смотрел на капитана.
В рубке повисла тяжелая тишина, с пустыми руками возвращаться никто не хотел, и в этот момент каждый думал о том же, о чем думали все. Казалось, решение зависло в воздухе, и вот-вот обрушится.

- Капитан, - Веир вошел в рубку, - Гер, я тут прикинул, за вычетом расходов, ремонт, заправка, столовые и так далее. Наших доходов хватит только на хорошую выпивку.
- А как же плотские утехи. – Шон снова взялся за кости.
- В трюме тридцать две сучки, выбирай любую.
- Эти кусаются.
- Попользуй кулачек, хорошо получается. – Говоря это Веир кивнул на руку Шона трясущую кости - Гер, так я к чему, если сдать их светлым, за выкуп. Получится ….
- Я не жадный, поэтому жив. – Прервал его капитан.
- А я схожу таки, пригляну забаву на часик. – Вставая Шон кинул на стол проигрыш.
- Не увлекайся, скоро понадобится тяга. – Капитан принял от Веира бумаги.
- Успею.
- Ай, Шон, в кулачек вернее, смотри, оторвут хозяйство.
- Заткнись Веир. – Шон, страдал от отсутствия самки, и в силу этого обстоятельства был предметом издевки для Веира, чья раса совмещала в себе два начала, женское и мужское, что в свою очередь давало почву для шуточек Шона. – Заткнись, а то использую твое женское начало по прямому мужскому назначению. Если найду. А не найду, то и мужское сойдет.
- Шон, не кипятись, - Гер, с интересом наблюдавший их перепалку закурил трубку. – Давно бы позаимствовал приспособу у Рема.
- Не дам, он садист. – Пилот склонился к экрану. – Уж не знаю, что он делает с ней, но последний рас пришлось менять схему чувств, в блоке сознания, а запчасти стоят дорого. – Ого. – Пилот забегал пальцами по клавишам консоли - Так, так, а у нас что то есть.
- Что там.
- Да вот. По параметрам, похоже, катер-разведчик, вероятней всего с крейсера. Сканирую на биополе, так, два объекта, живые.
- Живые?
- Пока да.
- Странно, а почему ты их раньше не видел? – голос Гера приобрел металлический оттенок.
- Да не было их раньше, - Рем хоть и боялся капитана, но говорил твердо. Не врет – подумал Гер, а в слух произнес. - Последи-ка за этими живчиками.
- Уже капитан. Только придется покинуть комету, нас относит.
- В случае чего, будь готов нырнуть в подпространство.
- Катер стоит денег. – Философски изрек Веир, глядя на монитор.
- Ладно, притормози.
- Э, да там кажись, проснулись.
Теперь и Гер прильнул к монитору на котором от катера отделилась биоточка в скафандре.
- Пошли за кассой?
- Шон, - Капитан включил общую связь, - Шон, заканчивай, у нас события. Рем спрячься за тем обломком и не высовывайся.
- Гер, времени в обрез, светлые на подходе.
- Знаю Веир, пойдем, поработаем. Рем, следи за катером.
- Что ты собираешься делать.- Веир с интересом смотрел на капитана.
- Возьмем катер в захват и смоемся. Где Шон?
- Не прикидывайся что не знаешь.
- Он нужен, Рем вызови его.
Я конечно попробую.

 Вдоль борта зияли пустотой овальные ниши, но их порядок был неуловимо нарушен. Сергей долго всматривался, пока не понял. Одна ниша была, как бы недоделана. Что-то в ней было не так, не правильно, к ней он и сделал шаг. Регулируя ранцем полет, Сергей завис в десятке метров от ниши, уже подлетая, он разглядел, что она не полностью раскрыта, а теперь увидел в ней капсулу с извивавшимся внутри телом.
- Умка, ты видишь?
- Деформация корпуса повредила запорный механизм, капсула не вышла.
- Там кто-то умирает, надо его вытащить. Где там твой своеобразный сварорежущий аппарат? Похоже, пришло его время.
- Держи. – Аппарат плыл к нему от катера.
- Ловко. Спасибо.
Луч разрывал молекулярную связь, делая глубокий разрез, вгрызаясь в метал створки крышки, за которой застряла капсула.
- Осторожно, если капсулу отстрелит, она тебя собьет.
- Спасибо. – Сергей сошел с траектории полета капсулы. – А как далеко ее отстрелит? Может как-то привязать капсулу к катеру.
- Держи линь. После отстрела капсула получает начальную скорость равную 2 в степени QH. Если не включатся двигатели. – От катера протянулся тонкий, не толще пальца линь, приварить его к корпусу капсулы минутное дело, теперь главное не попасть под линь, когда капсулу отстрелит. Сколько 2 в степени QH, Сергей не знал, но полагал что пробовать не стоит.
Поддев створку стволом резака, Сергей использовал сам резак в качестве рычага, створка улетала в космос, но капсула не сдвинулась.
- Эка незадача. – Произнес задумчиво Сергей, осторожно заглядывая в нишу.
- Деформация корпуса заклинила стопорный зажим.
- Да, вижу. Слушай Умка, а линь крепкий.
- Нагрузка на разрыв не должна превышать 12 RQ.
- Значит сильный, дерни-ка его. Я пока спрячусь.
Линь обвис и натянулся струной, казалось даже зазвенел, но капсула лишь слегка сдвинулась.
- Хорошо, еще попытка.
Вторая попытка вырвала капсулу из зажима, но ожидаемого отстрела не последовало, капсула застряла в деформации корпуса.
- Ну, еще разик, поднатужься, надо дернуть посильнее.
Линь выдвинул капсулу из ниши только на треть. И только пятая попытка освободила ее полностью. Усиленная скоростью запоздалого отстрела она уносила катер в космос. Их связка напомнила Сергею рассказы про морских пиратов из древности, они стреляли связанными ядрами и сносили ими мачты кораблей. Нечто подобное, состоящее из капсулы и катера, теперь уносилось от него.

- Глянь-ка чего вытворяют, не сейф ли потянули.
- Сейф не сейф, а явно что-то ценное.
- Готовим перехват, и где Шон.
- Пусть остановят свою карусель. Как их закрутило.
- Когда остановят, мы должны быть рядом. Шон, дуй сюда, работаем.
- Поняла? Они блин работают, а ты тут дергаешься, сука. – Громкий шлепок прозвенел в динамиках.
- А ну, включи-ка его монитор.
- Ха, этот гад отключил камеру.


- Ну что же, теперь надо догонять. – Сергей прыгнул вдогонку, но его скорости явно не хватало и связку катер-капсула уносило в космос. – Эй, ребята, меня забыли.
Связка из капсулы и катера, пронеслась в опасной близости с тем, что было похоже на корму крейсера, чудом избежав столкновения. Сергей выжимал из ранца все, что мог, пока не понял, что топливо кончилось. Катер пропал в черноте, а на его месте вырастала махина кормовой части корпуса крейсера. Близость была неизбежна. Без топлива, потеряв способность маневрировать, Сергею осталось немногое. Лететь сквозь космос. А лететь можно долго, слишком долго. Если конечно сейчас он избежит столкновения и останется цел.


Гер занял место за управлением механизма захвата. Хороший корабль стоит дорого, а денег всегда не хватает. Тем не менее его старичок, переделанный из метеоритного добытчика, как нельзя лучше служил новой профессии пирата. С новой тягой, он развивал хорошую скорость и ни разу еще не ходил в полную силу, корпус мог не выдержать. Вооруженный шестью пушками, он стал серьезным соперником. От старой профессии остались манипуляторы-захвата и манипуляторы-буры, на которых буры поменяли на резаки и теперь он способен легко вспарывать корпуса попавших в захват кораблей. А вместительные трюма и ангары приспособили для хранения добычи. Расположившись за пультом управления, Гер, вывел манипуляторы-захвата из гнезд в рабочее положение.
- Так, все по местам, Шон?
- На месте.
- Веир, открывай приемник. Рем, на позицию. Начали.
 

Мила проснулась и села в кровати. Сергея рядом не было, а сердце щемило предчувствие чего-то не доброго, какой-то беды. Люди часто чувствуют друг друга. Особенно влюбленные.
- Сергей. – В командном отсеке его тоже не было. Из переборки выплыл Умка.
- Где Сергей?
- С наружи. – Глаз проплыл по отсеку и остановился рядом с ней.
- Ну почему, почему он так. Что он там делает, с ним все в порядке, он цел? Ну не молчи.
- Он спасал.
- Кого?
- Его. – Отсек стал прозрачен. Звезды крутились в хороводе.
- Что происходит? А что это? – На тросе идущем от катера висел предмет похожий на сосиську.
- Спасательная капсула.
- Где вы ее взяли?
- На крейсере. Мила, мне необходима ваша помощь. – Глаз выжидательно смотрел на нее.
- Умчик, что с Сережей, не томи?
- Мы ему обязательно поможем, но сначала нужно помочь нам. Капсула уносит нас от Сергея и необходимо установить над ней контроль.
- А как?
- Надень скафандр, нужно выйти наружу.
- Я??? Нет.
- Пожалуйста, Мила, нас уносит в космос от Сергея, и если мы сейчас не освободимся от капсулы….
- Я боюсь.
- Это необходимо.
– Мила решительно выпрямилась. - Где он.
- Кто?
- Скафандр.
- Идем. – Умка проплыл через зал и остановился у противоположной переборки. С каждым шагом, решительность милы таяла и когда переборка перед ней открылась, в ее глазах стояла паника. Тем не менее, она пересилила свой страх и, заливаясь слезами, влезла в скафандр.
- Мила, ты в порядке?
- Молчи. – Ее кулаки сжались. – Не жалей меня, а то заплачу и поколочу тебя. И искусаю.
- Я прикрепил тебя к тросу, по нему ты доберешься до капсулы и вскроешь ее резаком. В капсуле астронавт, прикрепи его к себе и оттолкнись. Дальше моя забота. Умка помог Миле сделать прыжок, слегка подтолкнув ее. Трос как дорога монорельса. С нее не свернешь. Секунда и Мила врезалась в капсулу. Находившийся в ней астронавт не подавал признаков жизни. Резак резал корпус, как нож масло и работа спорилась. Через каких-то пять-десять минут, Мила прижала к себе тело в скафандре и оттолкнулась от капсулы.

Громада куска крейсера, некогда бывшая кормовым отсеком наплывала и ежесекундно увеличивалась в разы. Лишенный возможности маневра Сергей, в попытке избежать столкновения выпрямил ноги, словно прыгая и, о чудо, прыгнул. Ноги оттолкнулись от какого-то мусора, улетавшего теперь в противоположном направлении, но успевшем изменить траекторию его полета. Теперь Сергей летел вдоль шлюзов, и то хорошо, лучше вдоль, чем на. Обломок кормы, хоть и медленно, но все же разворачивало, постепенно сближаясь, Сергей подлетал к рваному краю. Когда до края оставалось несколько десятков метров стало ясно, что столкновения не избежать и Сергей сжался в комок, поджав ноги и руки, он прижимал к груди сварорезку. Удар пришелся на ранец, который вжало в углубление конструкции, окончательно погасив инерцию полета.
- Ну вот, только застрять не хватало. – Подумал Сергей, пробуя высвободиться. Ранец застрял прочно, его конечно можно отстегнуть, но в нем генератор воздуха, без которого будет скучно.
 

Космический корабль выплывал вместе с разбитой частью крейсера, некогда бывшей носовым отсеком и был много меньше той глыбы, за которой он скрывался, но явно не имевший с обломками крейсера никакого родства. Сергей сначала обрадовался, но безобразные наросты на его корпусе были не чем иным как пушками. Вооружен и прячется, подобное сочетание вызывало беспокойство. Кормовая часть некогда огромного крейсера, медленно разворачивалась и вскоре Сергей, невольно занял позицию наблюдателя, находясь между ничего не подозревающим катером и не замечающим его чужим кораблем.
Сергей видел, как из катера, по тросу, выплыл скафандр, то что в нем находилась Мила, он не сомневался. Его храбрая крольчиха, спешила на помощь, а в руках у нее был резак. В тоже время чужой корабль ожил, он медленно выплыл из-за укрытия и, выдвигая огромные механические руки, шел на катер. Руки обхватывали катер, готовясь завершить захват. Если они его схватят, Мила погибнет. Все еще прикрепленная к катеру капсула, повинуясь силе инерции, обмотается вокруг рук-манипуляторов и катера и прижмет Милу. Эта мысль пронеслась в голове, а руки уже отстегивали ранец. Удачная позиция. Прыжок.
 
Медленно но неотвратимо фрегат выходил из-за укрытия и растопырив манипуляторы, больше напоминавшие паучьи лапы, шел на катер. Увлеченные спасательной операцией, на катере не замечали нападения и продолжали работу. Щупальца практически обхватили катер, когда со стороны другого обломка к фрегату метнулась тень.
Гер, смотрел на экран и не верил глазам. Происходящее ввело его в ступор. Когда он уже казалось захватил катер, невесть от куда, в скафандре без ранца, со включенным резаком на перевес, летел какой то идиот. С размаху усевшись на манипулятор, он короткими движениями резал его. Раз-два-три и вот уже металлическая конструкция, плывет в космос, а этот псих летит ко второму манипулятору выставив резак впереди себя. Прыжок длился секунды и прежде чем Гер опомнился, второй манипулятор полетел в космос.
- Ссуука. – Такой наглости, многое повидавший на своем веку капитан, простить не мог, а потому забыв обо всем, Гер буквально летел в орудийную башню, перепрыгивая через две, а то и через три ступеньки, спотыкаясь и набивая шишки и синяки. – Убью суку. – влетая с этим криком в рубку, он краем глаза заметил метнувшегося в ужасе пилота.

  
Мила влетела в отсек и с размаху плюхнулась на пол вместе со спасенным. Через пару секунд в нее что-то врезалось и отбросило ее вместе с астронавтом, которого она все еще прижимала к себе, в дальний от входа угол, если это округлое углубление можно назвать углом. Сердце щемила боль за Сергея, который где-то в космосе, ждет от нее помощи, слезы давили и предательски рвались из глаз. Не смей плакать, твердила она себе, не смей, Серенький в беде, а ты тут плачешь. Сквозь отрешенность до нее дошел голос любимого, где он. Мила не сразу сообразила, что голос звучит где-то рядом, совсем рядом. И тут она поняла, Сергей здесь, на катере. Пытаясь встать, Мила оперлась о спасенного астронавта и увидела как некто в таком же скафандре бежал по отсеку иенуемому залом в рубку управления. Сережа жив, пронеслось в ее сознании и оа заплакала. Было очень обидно, она его спасала, а он, он на нее даже не посмотрел. Взгляд упал на запотевшее стекло шлема спасеного астронавта, наверное воздух у него кончается, подумала Мила и хотела открыть шлем, но тут катер сильно тряхнуло, и она перелетела через неподвижное как кукла тело в скафандре, крепко вцепившись руками в комбинезон. Вот гад, он уже и катер ломает. Ну сейчас она ему покажет. Срывая шлем, Мила буквально ворвалась в отсек управления.

Вскочив в кресло стрелка Гер не обнаружил нахала на экране.
- Где он? Рем, где он, Рем? Разворачивай, убью суку, разнесу в клочья, в пыль, живее Рем, порву на молекулы.
Ответом ему был дружный хохот экипажа.
- Чего ржете. - 
- Гер, - Задыхаясь от хохота произнес Шон. – Он в катере, а катер прыгнул в подпространство.
- За ним. – Капитан был на грани истерики. – Догнать.
- Держись, ныряем. 
- Порву гниду, порву, голыми руками порву. – Гер был в ярости.

Вернуться назад