Сегодня - Среда, 22-Ноя-2017,
время 14:15

-Сейчас на сайте
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0






Приветствую тебя Гость  ,ты входишь в группу "Гости"
GISMETEO: Погода по г. Старая Русса

Телепатия как метод гипноза

Введение
Гипноз столь же стар, сколь и само человечество. Он использовался служителями различных культов для укрепления веры в "чудесные исцеления", для показа различных видений религиозного характера. Гипноз является составной частью искусства колдовства и используется колдунами, знахарями, шаманами различных стран и народов. Какую бы природную силу воли не имел человек, он всегда рискует подчиниться влиянию другого человека, даже менее сильного духом, но основательно изучившего правила гипнотизирования, личного влияния, внушения и самовнушения. Достигнуть способности гипнотизировать - значит уметь привлекать, навязывать и внушать окружающим свои мысли и желания.
Клинописные таблички, найденные в междуречье Тигра и Евфрата, свидетельствуют о том, что древнейшему из известных нам культурных народов мира, шумерам, гипноз был известен еще в четвертом тысячелетии до Рождения Христова, и они использовали его тогда точно так же, как это делается в наше время. Известно, что в древнем Египте гипноз применялся как терапевтическое средство. Так, в папирусе Эберса, возраст которого составляет три тысячи лет, описаны методы применения гипноза целителями того времени. Египетские жрецы были одновременно и народными врачами. И древним грекам был известен гипноз и храмовый сон. Больные, пришедшие в храм, должны были вначале на протяжении некоторого времени придерживаться определенной диеты. Следующим этапом подготовки к собственному лечению были благовонные ванны и ритуальные омовения. Гипноз в форме храмового сна сохранялся вплоть до середины четвертого века. Затем наследие жрецов начали постепенно прибирать к рукам христианские монахи, которые занимались чудесными исцелениями с помощью молитв, святой воды, мощей святых великомучеников и наложения рук.
С давних пор гипноз остается тайной, это является основной причиной повышенного внимания к этому явлению. Дымка таинственности существует и поныне.
Итак, гипноз представляет собой состояние, отличное по своим проявлениям как от бодрствования, так и от естественного сна. Несмотря на значительное число работ, посвященных выявлению физиологической и психологической природы гипноза, сущность самого феномена гипноза является предметом острых научных споров, в которых обнаруживается как противоречивость отдельных эмпирических фактов, так и уязвимость теоретических позиций. Выделение из союза психологии с медициной такого направления, как гипнология, безусловно, прогрессивное явление. От раскрытия природы феномена гипноза мы пока, несмотря на важные подсказки, уходящие своими корнями в систему Павловских представлений, все еще, весьма далеки. Вместе с тем многочисленные данные по гипнозу и внушению не вызывают сомнений в клинической реальности и самостоятельности этого качественно особого состояния.
Значение гипноза хорошо раскрывается в высказываниях Шарко и Кюби: «Между правильным функционированием организма и спонтанными нарушениями, вызванными болезнью, гипнотизм занимает промежуточное положение и открывает путь к эксперименту. Гипнотическое состояние – это не что иное, как искусственное или экспериментально вызванное нервное состояние, многочисленные проявления которого возникают или исчезают в зависимости от потребности исследования по воле наблюдателя. Рассматриваемый таким образом гипноз становится драгоценным, неисчерпаемым источником исследований как для физиолога и психолога, так и для врача».[1] «Гипноз находится на пересечении всех уровней физиологической и психологической организации, и феномен, называемый гипнозом, когда он полностью будет понят, станет одним из важнейших инструментов для изучения нормального сна, нормального состояния бодрствования и постоянного взаимодействия нормальных, невротических и психотических процессов».[2]
Гипноз имеет богатое прошлое и является источником большинства современных психотерапевтических приемов и играет первостепенную роль в психопатологии и экспериментальной психотерапии. Гипноз – феномен изменчивый, ускользающий, неуловимый и все же реально существующий. Все эти качества в достаточной мере объясняют интерес, который он вызывает. Гипноз – это специализированный психиатрический метод, и как таковой он создает аспект отношений врач-больной. В психиатрической практике гипноз является вспомогательным средством для исследования, диагностики и лечения. Он может быть также полезным и в других областях медицинских исследований и практики.
В мире животных случаи гипноза часто наблюдаются в повседневной жизни. Некоторые беспозвоночные в определенных условиях впадают в состояние, напоминающее каталепсию. Вместе с тем одни животные могут гипнотически воздействовать на других. С теоретической точки зрения гипноз животных поднимает прежде всего проблему биологического значения. Для И.П. Павлова (1951) гипноз животных - это рефлекс самосохранения: если животное не находит спасения в борьбе или бегстве, оно становится неподвижным, чтобы не вызывать своими движениями агрессии нападающей силы. Фрейд (1951) высказывается аналогично: «Особенность гипнотического состояния заключается в чем-то вроде паралича воли и движений, являющегося результатом влияния всемогущего лица на беспомощного, беззащитного субъекта; эта особенность приближает нас к гипнозу, который вызывается у животных посредством страха».
Изучение природы гипноза подняло другую проблему. В своих объяснениях авторы отдавали предпочтение томуили другому аспекту феноменов. Одни рассматривали гипнотичес­кое состояние в плане эмоциональных сдвигов (страх, подчинение), другие - в нейрофизиологическом аспекте (тонический реф­лекс, корковое торможение). Но ни одно из этих объяснений не представляется удовлетворительным: они односторонни прово­дят жесткую грань между психическими и физическими фактора­ми. Более синтетический подход к проблеме предложен Шильдером (1926). Придавая большое значение физиологическим фак­торам, автор подчеркивает, что не только они должны приниматься во внимание, т.к. нельзя еще сказать с полной уверенностью, что двигательная заторможенность у животных является результатом лишь изменения состояния моторики и не связана с психическими сдвигами. Этот двойной аспект можно обнаружить и в гипнозе че­ловека. Впрочем, в более общем плане Шильдер считает, что, несмотря на вариации, обусловленные различием строения мозга, гипноз животных и гипноз человека идентичны. Он от­крыл в объяснении гипноза человека новую перспективу, связывая мотивационный и соматический факторы. Автор считает, что гипноз – это регрессивный процесс, который можно вызвать с помощью физических (сенсомоторные ограничения) или психических средств. По мнению Кюби, ситу­ация человека, вынужденного длительно фиксировать взглядом одну точку, аналогична той, в которой находится животное с неподвиж­но фиксированной головой. Эта аргументация впервые устанавливает связь между гипнозом жи­вотных и гипнотическим состоянием человека «через посредство аппарата организма, имеющего жизненно важное значение для поддержания контакта со стимулами внешнего мира».
В гипнозе животных кажется суще­ственным элемент ситуации, т. е. изменения, происходящие в физи­ческих и эмоциональных отношениях между животным и его окру­жением. В результате различных манипуляций животное подчиня­ется определенному «сенсорному ограничению», на которое оно реагирует, впадая в состояние оцепенения, неподвижности (такое со­стояние можно интерпретировать как регрессивное). Следует отме­тить, что для достижения гипнотической неподвижности не всегда бывает достаточно насильственной обездвиженности. Иногда для этого требуется еще поместить животное в неудобное положение, т.е. добавить к вынужденной неподвижности необычную для животного позу, что изменяет его «способ существования в мире» и обусловливает «психический стресс».
Глава 1. Из истории вопроса
§ 1. Общие представления о гипнозе
Глубина гипноза
Основные фазы гипноза
Основные типы гипноза
Методы гипноза
Вербальный гипноз (традиционный гипноз)
Механизмы гипноза и внушения
Роль сознания и внимания в гипнозе и внушении
 
Термин гипноз[3] (от греческого hypnos - сон) был впервые предложен в 1843 г. английским хирургом Д. Брэдом(1795-1860). В 1841 году в Манчестере ему довелось присутствовать на сеансе, который проводил швейцарский магнетизер Лафонтен. Увиденное показалось Брэду неправдоподобным, и он решил сам изучить предмет с тем, чтобы разоблачить Лафонтена. Брэд начал проводить опыты, используя в качестве подопытных свою жену, приятеля и своего слугу. Для того чтобы погрузить их в сон Брэд заставил их смотреть на блестящую застежку футляра для хирургических инструментов, которую он держал перед их глазами на уровне переносицы - как хирург-офтальмолог он знал, что фиксация взгляда на блестящем предмете приводит к быстрой усталости глаз. Этот искусственно вызванный сон Брэд назвал "гипнозом". На основе своей теории он разработал чрезвычайно простой метод, позволяющий вводить в сон людей и животных. Брэд помещал на расстоянии примерно 20 см. от глаз пациента примерно на высоте его переносицы блестящий предмет, например, стеклянную призму. Путем простой фиксации взгляда пациента на этом предмете и словесного внушения он в большинстве случаев уже через несколько минут погружал его в состояние гипноза, то есть в состояние неполного сна, во время которого пациент слышал голос гипнотизера и выполнял его команды. Гипнотизируемый мог двигаться и выполнять различные действия, которые были ему внушены и которым он не сопротивлялся, поскольку не воспринимал их критически.
Существенный шаг в научном разъяснении явлений гипноза сделал французский врач в Нанси Льебо, лечивший гипнотическим внушением больных и тоже написавший об этом методе интересное сочинение. Видную роль в истории вопроса сыграл знаменитый невропатолог Шарко, демонстрировавший в парижском госпитале явления гипноза. Он рассматривал гипноз как особое нервное состояние, вызываемое физическими приемами. Однако Шарко встретил резкого противника своих взглядов в лице профессора Бернгейма, вызывавшего гипноз путем словесного внушения и рассматривавшего сам гипноз как внушенный сон и все явления, наблюдаемые в гипнозе, как результат одного лишь словесного внушения. Эти разноречия сыграли затем большую роль в выяснении явлений гипноза, почему названные четыре исследователя и должны считаться основоположниками учения о гипнозе.
Что же такое гипнотическое состояние? Известно, что Шарко рассматривал его как особое нервное состояние, подобное истерии, Бернгейм - как внушенный сон, некоторые признавали его за особую эмоцию или душевное волнение (аффект), а В.М. Бехтерев признавал правильным рассматривать его как особое видоизменение сна.
Опровергая мнение Шарко, Бехтерев говорит о том, что гипнозу в той или иной степени поддается большинство людей, если не все. Признать же всех истеричными, очевидно, нельзя. Этой теории нанесен был окончательный удар, когда выяснилось необходимость признать гипноз и у животных за явление, совершенно аналогичное и родственное человеческому гипнозу. Если гипноз наблюдается и у животных, то вполне естественно, что корни его происхождения находятся глубоко в органическом мире. У целого ряда животных, от низших до высших, мы наблюдаем особое состояние "оцепенения", или явления так называемой мнимой смерти, которые у тех же животных могут быть вызываемы и искусственно. Каков биологический смысл этих явлений, характеризующихся внезапной скованностью движений? Наблюдения показывают, что они развиваются при внезапном появлении опасности. Таким образом, ясно, что во всем животном мире, до человека включительно, мы имеем общий тормозной рефлекс, развивающийся при условиях внезапных раздражений, поражающих мимико-соматическую сферу. Хотя этот рефлекс приводит в отдельных случаях к гибели индивида, в общем, однако, он является защитным, а, следовательно, и полезным. Полезность этого тормозного рефлекса видна из того, что состояние оцепенелости является в большинстве случаев в полной мере спасительным средством для животного (жучок, принимая неподвижное положение, становится менее заметным как цель для хищников).
Указанное состояние оцепенелости, наблюдаемое в природе, и есть прообраз гипнотического состояния. То, что мы называем гипнозом, является лишь искусственным воспроизведением общего тормозного рефлекса в виде сноподобной оцепенелости в той или иной степени.
Итак, установлено, что гипноз животных является совершенно аналогичным гипнозу у людей, а у животных о словесном внушении не может быть и речи. То есть не оставляет сомнения то, что гипноз вызывается не одним внушением и что физические воздействия оказываются иногда более действенными, чем словесное воздействие в форме внушения. С другой стороны, нельзя признать безоговорочно и то сближение гипноза и сна, доходящее почти до отождествления, которое делает Бернгейм. Гипноз и сон при известных чертах сходства имеют и существенные различия. Так, с гипнотиком можно говорить и получать от него ответы; далее, во время гипноза наблюдается повышенная внушаемость, каковой не бывает в обыкновенном сне: загипнотизированного можно заставить путем внушения автоматически ходить, выполнять те или иные действия и т.п. Это и послужило для Бехтерева в свое время основанием к тому, чтобы признать гипноз не за сон, хотя бы и внушенный, а за своеобразное видоизменение сна, точнее - "родственное сну состояние".
К сказанному следует добавить, что гипноз отличается от обыкновенного сна еще одною особенностью, так называемым раппортом[4]. В глубоком гипнозе между гипнотизером и гипнотизируемым устанавливаются особые отношения: второй слышит слова только первого, подчиняется ему во всем, исполняет его внушения беспрекословно, тогда как на воздействия сторонних лиц он совершенно не реагирует.
Итак, гипноз можно рассматривать как временное состояние суженного сознания и сконцентрированного внимания, вызванное действием гипнотизера (гетерогипноз) или воздействием на собственную личность (аутогипноз), обусловленное повышенной внушаемостью и гипнабельностью, что проявляется снижением уровня мышления, волевого контроля и эмоционального настроя. Действие-гипнотизера направлено на личность гипнотизируемого, а при воздействии на собственную личность происходит изменение самосознания. Все эти действия сводятся к восприятию какой-либо информации[5]. В этом плане понятие информация имеет сходство с понятием "энергия"[6]. Используя понятие энергия, можно сказать, что гипнотизер вводит в состояние гипноза других людей, тем самым обладает большей психической энергией. Рассматривая психофизиологические механизмы гипноза, следует различать две стороны этого вопроса.
Первая - это механизмы развития гипнотического торможения как такового. Однако само торможение не является ни гипнозом, ни его частью, а лишь условием для его возникновения.
Вторая - это условия и предпосылки действенности словесных внушений в гипнозе, то есть механизмы реализации словесных внушений.
 
 
Многие люди представляют себе гипноз как глубокий транс, своего рода бессознательное состояние, в котором становятся доступными самые глубинные слои психики. Однако подобная глубина гипноза достигается лишь примерно у 20% пациентов. Большинство же из них достигают гипноза лишь средней глубины, чего, однако, вполне достаточно для обеспечения контакта с подсознанием и эффективного внушения.
В основном принято различать три степени глубины гипноза:
1. Легкий гипноз (состояние легкого расслабления, при котором сознание полностью активно. В этом состоянии пациент уже может принимать и выполнять простые внушения - гипноз в состоянии бодрствования);
2. Гипноз средней глубины (расслабление становится более глубоким, сознание почти неактивно, выполняются все внушения, которые не противоречат структуре личности);
3. Глубокий гипноз (полное расслабление, сознание полностью отключено. Выполняется даже совершенно нелогичные внушении. После снятия гипноза у пациента о нем не остается никаких воспоминаний).
 
 
Гипноз возникает при переходе части клеток коры головного мозга в состояние торможения. При этом возникает разобщенность работы отдельных участков коры, которая приводит к развитию фазовых состояний.
В состоянии бодрствования внешние раздражители вызывают соответствующую ответную реакцию нервных клеток: слабый раздражитель - слабую, сильный - сильную.
По мере развития тормозных процессов в коре головного мозга пропорциональность меняется. Существует несколько характерных, тормозных фаз в деятельности коры мозга гипнотизируемого. При уравнительной фазе гипноза и слабые, и сильные раздражители дают одинаковый эффект - слабую реакцию. При парадоксальной фазе гипноза - слабые раздражители приводят к сильной реакции, сильные - наоборот. Парадоксальную фазу гипноза И.П. Павлов назвал фазой суггестии. Слово - слабый раздражитель - приобретает сильное значение. При ультрапарадоксальной фазе гипноза тормозные раздражители дают положительную реакцию, а положительные раздражители любой силы приводят кору в тормозное состояние.
 
I тип гипноза: летаргия - характеризуется тем, что при погружении в ту или иную глубину гипноза тело человека расслабляется все больше и больше.
II тип гипноза: каталепсия - характеризуется тем, что возникает подергивание мускулатуры. Тело человека по мере засыпания и углубления гипноза становится все более и более крепким, мышцы человеческого тела напрягаются все больше. Каталептический тип гипноза ближе всего стоит к гипнозу животных.
III тип гипноза: сомнамбулизм - характеризуется тем, что в нем наблюдается ряд интересных явлений автоматизма. Сомнамбулизм - гипнотический максимум, его вершина, апофеоз. Для него характерно полное управление полем сознания. Состояние это является настолько всемогущим, что в нем можно моделировать у гипнотика летаргию и каталепсию со всеми их проявлениями.
 
 
К аудиовизуальным методам гипноза относятся все те приемы гипнотизации, в основе которых лежит воздействие на слуховой и зрительный анализаторы в коре головного мозга суггеренда. К первой группе методов относятся: вербальныйи фракционный гипнозы, а также постгипноз. Ко второй группе методов относятся фиксационный и фасцинативныйгипнозы. Подробнее остановимся на вербальном методе.
 
Гипноз - это одно из бесконечно возможных вербально суггестированных наяву состояний. У человека гипноз и суггестия чаще всего тесно связаны друг с другом: с одной стороны, одним из наиболее употребительных способов, с помощью которого можно вызвать гипноз, является вербальная суггестия, и с другой - само гипнотическое состояние в значительной степени повышает восприимчивость к суггестии и ее эффективность, что широко используется в гипнозе.
Все чудеса суггестии можно получить при полном бодрствовании при помощи различных вербальных и невербальных суггестивных воздействий. Так в основном и делалось великими и малыми суггесторами всех времен и народов. Но гипнотический сон[7] великолепен как физиологический скальпель, позволяющий отсекать целые массивы памяти. Сомнамбулическая стадия гипноза "способна" воздвигнуть в мозгу человека ту "башню молчания", без которой немыслимо представить себе направленную изоляцию и разложение психических функций на более элементарные и самостоятельные единицы, могущие сделаться объектом поэтапного и последовательного освоения. Роль гипноза как метода исследования приобретает первостепенное значение.
Традиционно погружение испытуемого в гипноз производится гипнотизером при помощи специальных формул вербальной суггестии, т.е. слов, напоминающих испытуемому те состояния, которые человек испытывает перед погружением в обычный физиологический сон.
Вербальный гипноз следует проводить в естественной, спокойной, сдержанной манере. Очень важно, чтобы слова произносились отчетливо, а вся речь была ритмичной. Большое значение имеют паузы: испытуемые могут не только услышать команды, но и среагировать на них. Только после этого можно продолжать суггестию.
 
 
Какое же условие обязательно для психотерапевтического воздействия? Вера пациента в его целительные свойства, то есть убежденность в реальном существовании таких целительных свойств. Убедить же человека в реальности чего бы то ни было можно двумя основными путями. Первый путь предполагает обращение к логике, к аналитическим способностям человеческого ума, к способности сопоставлять факты и делать из них правдоподобные заключения. Именно таким путем идет хороший врач, обосновывая необходимость хирургической операции или назначения определенных лекарственных веществ. Существует и другой способ заставить человека поверить в реальность желаемых изменений состояния его здоровья, когда пациент прямо, некритически усваивает истинность утверждений целителя. Здесь главное - безусловное доверие врачу, вера в его авторитет. В сущности, любой хороший врач использует оба начала, оба способа общения с пациентом.
Можно сказать, что существование этих двух путей воздействия на психику человека в известной мере предопределено разграничением функций больших полушарий головного мозга - асимметрией их работы. Дело в том, что анализ, логическое мышление и оперирование абстрактными понятиями в основном прерогатива левого, в то время как чувственное, непосредственное, конкретно-образное восприятие действительности - правого. Исследования электрической активности мозга человека показали, что стереотипная деятельность, не требующая контроля сознания за каждым этапом осуществляемых операций, ведет к относительному преобладанию правого полушария, в то время как появление элементов новизны или усложнение выполняемых действий влечет за собой смещение фокуса максимальной электрической активности в левое полушарие. Динамическое взаимодействие двух полушарий мозга зависит от индивидуальных особенностей каждого человека. У людей, принадлежащих к так называемому художественному типу (у них преобладает образный, чувственный стиль мышления), на всех этапах решения творческой задачи правое полушарие активнее. У людей же мыслительного типа, склонных к анализу и оперированию абстрактными понятиями, при решении такой же задачи активнее левое полушарие.
Прежде чем обсуждать механизм внушения, следует поговорить о такой свойственной только человеку форме отражения действительности, как сознание. Именно для этого и необходимо остановиться на асимметрии работы больших полушарий мозга.
"Сознание - это мышление вместе с кем-то", - заметил Е. Сингер еще в 1929 году. Или более полное определение:сознание - оперирование знанием, которое с помощью слов, математических символов, образов художественных произведений может быть передано другим людям, в том числе другим поколениям в виде памятников культуры. Подобную точку зрения разделял и З. Фрейд: "...действительное различие между бессознательным и предсознательным представлениями заключается в том, что первое совершается при помощи материала, остающегося неизвестным (непознанным), в то время как второе связывается с представлениями слов". Исследования последних лет показали, что в случае травм или различных заболеваний мозга сознание сохраняется тогда, когда сохраняются анатомические и функциональные связи познающих зон коры мозга с речевыми структурами левого полушария.
Так как же происходит внушение? Есть все основания предположить, что при внушении психотерапевт (гипнотизер, целитель) обращается преимущественно к правому (чувственному, образному) полушарию. Более того, он заинтересован в известном преобладании этого полушария, в освобождении от критического, анализирующего контроля за истинностью внушаемых представлений со стороны левого. Рядом исследователей было показано, что по мере гипнотизации человека у него нарастает электрическая активность именно правого полушария, она начинает преобладать над активностью левого.
Поскольку гипнотизер производит внушения с помощью слов, то в момент его контакта с пациентом на фоне преобладающей активности правого полушария возникают очаги повышенной активности и в передних отделах левого полушария, отвечающих за речь.
Современные результаты изучения электрической активности мозга, данные психологических экспериментов поразительно точно подтверждают гипотезу, более полувека тому назад (еще до того, как была открыта асимметрия работы мозга) выдвинутую И.П. Павловым: "...при самых первых степенях гипнотического состояния... вместо обычно первенствующей в бодром состоянии работы второй сигнализационной системы (речевой, связанной с левым полушарием) выступает деятельность первой (образной, связанной с правым полушарием)..., освобожденной от регулирующего влияния второй системы. Отсюда хаотический характер этой деятельности, не считающейся больше или мало считающейся с действительностью и подчиняющейся главным образом эмоциональным влияниям подкорки".
Опыты с преимущественно правополушарной деятельностью (зрительная память и фантазии) и с левополушарной деятельностью (арифметический счет в уме и устные задачи) продемонстрировали различие между внушаемыми и маловнушаемыми людьми. Измерялись время реакции на стимулы, подаваемые раздельно в левое и правое полушария. Оказалось, что после введения испытуемых в состояние гипноза информационные процессы протекают в правом полушарии достоверно быстрее, чем в левом.
Говоря о формах отражения, нужно отметить, что сознание - особый уровень (психического) отражения действительности в мозге и присущий только человеку. А внимание - это механизм, который регулирует психическое отражение. Другими словами, необходимым условием для осуществления восприятия и познания окружающей среды является внимание. Вниманием называется направленность и сосредоточенность сознания человека на тех или иных предметах и явлениях внешней или внутренней среды (окружающего мира). Используя различные предметы гипнотизации, гипнотизер заставляет человека концентрировать свое внимание или на своих ощущениях, или на своих представлениях. Таким образом, переходя от абстрактно-обобщенного отражения к конкретно-чувственному, человек перестает широко оперировать образами и понятиями. Благодаря вниманию, определенный объект осознается ясно и отчетливо, все остальное как бы оттесняется в сторону и остается на периферии сознания. Благодаря концентрации внимания на ощущениях и представлениях (воображения), гипнотизер сужает сознание человека, а затем подавляет его, и "человеческий разум засыпает". Следует отметить, что внимание формируется и развивается в процессе развития личности. Так, например, при неустойчивости внимания люди легко отвлекаются от того или иного предмета, что неблагоприятно отражается на их гипнабельности и внушаемости.